Эхо войны

Мать-одиночка Сорокина Валентина Степановна, проживающая в доме номер 42 по улице Свободы, отдала в музыкальную школу по классу шестиструнной гитары своего семилетнего сына Игоря. После первого же занятия она обнаружила, что у ребенка в кровь изодраны ладони и пальцы. Обратившись в травматологический пункт городской больницы, где Игорю была оказана медицинская помощь, она получила на руки протокол освидетельствования и с ним обратилась в отделение милиции. Капитан Кузнецов, дежуривший в тот вечер, немедленно выехал к месту происшествия.

В процессе дознания выяснилось, что занятия с Игорем проводил преподаватель Максимов Леонид Аркадьевич, уроженец Днепропетровска, временно зарегистрированный по адресу: Болотная, 16, где он снимал комнату в частном доме. Гражданин Максимов был найден трезвым по месту регистрации, сопротивления органам оказывать не стал и в сопровождении сотрудников проследовал в отделение. Единственная фраза, которую услышали от него за все время задержания, была:

— Я готов сделать чистосердечное признание.

По прибытии в участок он получил бумагу и ручку и начал писать — в общей сложности ему потребовалось четыре часа и двенадцать листов, заполненных ровным красивым почерком. Когда же он объявил о том, что закончил, капитан Кузнецов бегло пробежал глазами написанное, и ужас отразился на его лице.

Леонид Аркадьевич признался в том, что во время Великой Отечественной войны тайно сотрудничал с оккупационной немецкой армией: выдавал фашистам известных ему партизан и подпольщиков, проводил среди населения провокационные беседы, пытал пленных, принимал участие в расстелах мирных граждан. После победы СССР над гитлеровцами затаился, но продолжал мелко пакостить советскому строю, подмешивая в сахар известь (работал он в то время товароведом в продовольственном магазине). В 1965-м году, почувствовав за собой слежку, сменил профессию и переехал в город Энск.

Дело предателя Максимова было передано в прокуратуру. Через два месяца после этого он был осужден пожизнено за деяния, не имеющие срока давности. Что же касается Сорокина Игоря, то окровавленные пальцы и ладони, как выяснилось — это нормальное состояние начинающего гитариста.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *